Лавина 2010го года. Красная Поляна.

Недавно наткнулась на старую статью Ивана Малахова (Мэда) о том, как он попал в здоровенную лавину в Красной Поляне, решила перепечатать. Весьма поучительно. Ваню можно только поздравить, ясно, он родился в рубашке…Лавина

Огромная белая масса, практически бесшумно упав откуда-то сверху, стремительно метнулась ко мне, словно хищник, вытянувший в броске лапы. Лавина летела с огромной скоростью, километров сто в час, и неприятно пахла озоном. Запах был похож на тот, который чувствуешь, находясь рядом с работающей снежной пушкой. Первая мысль: черт, откуда она взялась? Сердце сжалось в комочек, но тело действовало автоматически. Попытался развернуть лыжи по склону, но уже несся вниз по грудь в этой снежной массе. Какое-то время, может, метров 50, сохранял контроль над лыжами, но быстро отлетели мои Zag Slap, закрученные на 14, и дальше ничего сделать уже не мог, отдался на волю стихии. Это продолжалось долго, слишком долго… В голове мелькнуло: лишь бы не зацепило моих друзей, нашу команду… Умирать не хотелось, но я успел смириться и подумать, что именно так умирают люди, о которых читаешь в интернете «погиб в лавине». И тут вся эта бурлящая масса снега начала меня придавливать… Вспомнил, чему учили: если попал в лавину, надо пытаться делать плавательные движения и оставаться на ее поверхности. Начал бороться – пытался выгребать, но чувствовал, как плохо это удается. Только успевал сделать несколько движений, как тут же с силой накатывала новая снежная волна. Несколько раз готовился к самому поганому – тебя придавливает, снег останавливается и мгновенно цементируется, и, когда мне казалось, что движение замедляется, барахтался что есть мочи, пытаясь создать хоть какой-то воздушный карман перед собой. На самом деле я летел вниз с приличной скоростью, в полной темноте, вокруг все кипело и бурлило, было ощущение, будто оказался в гигантской стиралке! Тут  вспомнил: кулуар, по которому меня несла лавина, не открытый, он заканчивается и дальше 200-метровая пропасть, она угадывалась сверху. Словно в подтверждение своих мыслей, почувствовал невесомость, а может, я подумал о пропасти уже в полете. Край пропасти находился метрах в 400 ниже от места моего падения, и там уже росли деревья. Я сжался, и напряг все мышцы. Летел в полной темноте, но в момент падения показалось, что просветлело. Дальше последовали жесткие удары о склон и деревья, началось хаотичное кувыркание, которое я попытался превратить в контролируемое. Какое-то время мне удавалось оставаться сгруппированным, но в основном меня мотало, как тряпичную куклу: голова – ноги, голова – ноги, контроль нулевой. И снова невесомость… Пока кувыркался, несколько раз меня сильно ударило по ботинкам. Еще я пытался затормозить, упершись ботинками в склон, удалось даже развернуться ногами вниз, но в итоге меня еще сильней закрутило. Опять начало придавливать, и появилась новая напасть – я начал задыхаться. Подумал: это же охренеть, я еще не остановился, но уже задыхаюсь! Пытался вздохнуть, но рот был набит снегом, от этого стало страшно. Ощущение, будто тонешь. Тем не менее продолжал бороться, выгребать на поверхность, и готовился к «цементированию». Все это длилось очень долго и закончилось совсем не тем, к чему я готовился, – меня вдруг выкинуло на поверхность… Солнце, голубое небо, вокруг ни движения, ни намека на сыпуху – будто ничего не было. Я сижу на снегу ближе к краю кулуара, ошалевший, выплевываю изо рта снег с кровью и пытаюсь дышать, на носу маска, набитая снегом. Вроде целый… Пытаюсь понять, где я, и оценить повреждения. Впереди, в прямой видимости, замечаю подъемник – посадку на высоте 960 метров. В лавину я попал метров на 400 ниже верхней станции (2200 метров), а значит, чертовски далеко укатился. Примерно полтора километра падения, которое по моим оценкам длилось не более 90 секунд…Обе лыжи и палки остались под снегом. Через пару минут начинает болеть левая нога, правый локоть почему-то мокрый…

Как это случилось

На  Горной карусели в этот день (27 января) открылась верхняя очередь канатной дороги выводящая на 2200 метров, естественно весь народ рванул туда. Неизведанные просторы целины манили, невиданный доселе рельеф удивлял. После пары тестовых спусков в овраге мы решили отвлечься от съемок на другой стороне горы и скатиться прямо с вершины, до этого я вполне удачно прокатился по верхней части этого кулуара один. Но теперь нас много, для кого — то спрыгнуть с 3 метрового карниза оказалось непростой задачей, после первого цикла ко мне подъехали вроде бы все ребята и я поехал первым дальше, намереваясь из кулуара свернуть на трассу чуть ниже. Как оказалось в этот момент на карнизе топтались Аня Ханкевич и местный спасатель без лыж и когда я беззаботно вспарывал нетронутую целину, карниз конечно же обвалился, спасатель покатился вниз, вызвав небольшую струю снега. Склон казался полностью стабильным, но когда эта струя дошла до пушистого снега в 200 метрах ниже, она мгновенно превратилась в мощную и бесшумную лавину. Когда ты уже 6 лет профессиональный лыжник ты не можешь не думать о печальных последствиях. Вокруг получают травмы и гибнут твои друзья. Остался в горах Андрей Железнов, сдетонировали сразу несколько лавин. Небольшая лавина сбросила через весь кулуар «Погремушка» Андрея Дёминова, погиб от травм. Остался под снегом Валера Соловьёв — в месте, где никогда не было лавин склон сошел до земли. Не уберегся и свалился в пропасть, возможно лучший лыжник в мире Даг Кумс. Совсем еще молодой С.Р.Джонсон разбился об скалы в Скво Вэлли. В марте лавина сбросила в пропасть Мишу Кирилина. Мучительно восстанавливаются от перелома бедра Леша Водолазкин и Кирилл Поваринцев… Находясь так долго в экстремальном спорте, ты не можешь рассчитывать на снисхождение, невезение и цепочка случайностей сделает свое дело рано или поздно. Две секунды. Я поворачиваю налево, из — за гребня вылетает и падает на меня река снега. Две секунды вперед и я успеваю проехать перед ней, две секунды назад и лавину можно увидеть и свернуть.

Как меня спасали

Через пару минут я сам позвонил Коле, сразу сказал, замерзаю и сломана нога. Сразу мелькнула мысль, ну вот теперь будут час тащить вниз, это оказалось не так. В это время Коля уже проехал с бипером Pieps почти все поле до пропасти, и названивал спасателям. Еще минут 20 они продирались через кусты и облазили вокруг пропасть. В итоге ко мне пробились Коля, Женя и Максим Поливко. Начали спуск на сноуборде, обернув вокруг рюкзак, лезли по пояс в снегу. В это момент спасатели с Эльбруса Леша Водолазкин и Саня Байдаев были на связи с Колей и стояли наверху уговаривая местных спасателей дать им возможность спустить акью, но те не согласились. Пробивались буквально по сантиметрам, идти пешком очень сложно, примерно через час подъехал местный спасатель, уколол обезболивающие и поехал пробивать тропу ниже. Сноуборд с нацепленным рюкзаком ехал не особо, а кроме того я все время с него сваливался. Ребята буквально измучились. Через два часа снизу наконец пробились спасатели с Альпики-сервис, которым то же позвонил Коля. У них оказалось все необходимое, надувная шина и «надувная акья».  Состоялось что то вроде «встречи на Эльбе» все рады, что все обошлось. Виталий Ингевечтомов улыбается морщинками у глаз и говорит: «спасем по — семейному». Еще два часа 10-15 человек пробиваюся через несколько оврагов и ручьев протаскивая меня буквально на руках через все кусты и пеньки. Все этот время ужасно холодно, меня колотит. Я прошу горячий чай. Вытаскивают на трассу. И тут расталкивая всех, пробивается женщина в нелепой шапке и проволочной шиной «так, я врач, не давайте ему чай, он плевался кровью», я говорю уберите ее нахрен и дайте наконец чай! Виновато наклоняется ко мне укутанному и смотрит Ханкевич, тогда я еще не знаю почему…

Больница

Меня везут в раскрытой кабинке подьемника. Наконец — то дают сесть и горячий чай. Внизу ждет скорая, попав в лавину в 14.00 до скорой мы добираемся в 18.00. Несмотря на мой протест снимают ботинки (ноги потом конечно же замерзают) и раздевают, вся машина скоро оказывается заляпанной кровью, как оказалось локоть разбит, вся куртка внутри в крови. Заматывают. Дальше 60 км или час езды в травмпункт в Хосте, ведь на горнолыжном курорте Красная поляна пока нет оборудованного рентгеном трампункта. В 19 часов тетенька на рентгене говорит «все — таки сломал ты ножку, парень». Доктор попадается хороший (подумал почему то, наверно он из Абхазии), девочки делают гипс (перед этим он обкалывает лодыжку и вправляет смещение прямо руками) и сшивает размозженный локоть, всего 7 швов. Назад едем уже на такси за тысячу.

Кто виноват

Никто конечно не виноват, или виноват я сам. Вспоминается один из лучших фильмов об экстриме «На гребне волны», один из героев говорит: «это не проблема умереть за то, что ты любишь». Смерть в горах это почетная участь, я на самом деле так думаю. Но когда это едва не случилось, спустя 15 лет катания без травм… Надеюсь она хотя бы будет не такой нелепой…

Реабилитация

Максим Валерьевич, заведующий травмпунктом в Смоленске, ставит диагноз «крупнооскольчатый перелом большой и малой берцовой». Дальше 8 недель в гипсе, новый пластиковый гипс, контрольные снимки, причем нога атрофируется уже через две недели! Обработка раны, снимают швы, никаких эмоций. После травмы приходят какие то письма с пожеланиями, скоро конечно все прекращается. Ты просто ждешь, когда все закончится, становясь подлинным буддистом. Гипс снимают, но как оказывается, с этого все только начинается. Левая нога меньше правой в два раза, голень опухшая как будто ее сломали вчера, нужно ходить на гимнастику и физио, безжалостный Максим Валерьевич вещает «кататься ты сможешь не раньше июня», (ну что же – встретимся в Les2Alpes в июле!) Хожу, хромаю, а сейчас разрабатываю ногу прыжками на дерте на своем Kona Kowan, может восстановиться быстрей поможет сплав по горной реке?

Источник: actionbrothers.ru

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.