Как мы ходили из Адыл-Су в Курмычи.

  • автор:
походы в Приэльбрусье

В июле прошлого года мы с Альбертом и Димой Павченко ходили гулять на вершину Курмычи. Высотой между прочим 4045м. Путь на нее лежит через перевал ВЦСПС, где мы тоже до сих пор не были. Только с ужасом смотрели на тропу, вьющуюся вверх по крутому голому склону, стоя на противоположной стороне ущелья в уютном березняке со стороны ледника Кашкаташ и думая: «Ох, бедные колени тех, кто по этой тропе спускается вниз.» Собственно, эта мысль + любопытство стала виновницей нашего дальнейшего приключения.

Начитается тропа чуть выше альплагеря Джантуган, на высоте 2250м. И всю дорогу идешь в лоб по достаточно крутому травянистому склону, который в последней трети превращается в россыпи больших и маленьких камней. Приводит она к перевалу ВЦСПС, откуда ходят разные интересные категоричные альпинистские маршруты. Высота перевала 3693м. Те перепад от альплагеря составляет 1450м.

Конечно, у нас был план. Мы собирались потихоньку подняться до теплых ночевок на 3200м., заночевать там, сходить на вершину и вернуться обратно той же дорогой. Хотелось сделать это в расслабленном режиме, а не одним днем.

Я люблю смотреть карты и читать описания, и вот в процессе поисков наткнулась на 2 рассказа людей, которые поднимались из ущелья Курмычи на ВЦСПС и затем спускались в Адыл-Су. Выглядело достаточно прикольно и эта идея тоже маячила в голове.

Вышли мы не очень рано, тк собирались набрать 1000 метров и остановиться. Сначала дорога идет по лесу, затем он кончается и просто прешь вверх под палящим солнцем. По жаре тащиться было не очень здорово, хотелось пить, а с водой на этом маршруте туго, ее нет. Приходилось воду экономить.

По дороге на валунах много табличек в память о погибших при восхождении на Курмычи. Много молодых людей. Хотя казалось бы. Летом эта вершина даже не категорийная. Скорее всего они попали под камнепады, явление на Кавказе распространенное и очень неприятное.

Шли, шли, шли. Сама тропа несколько монотонная, все время круто, вокруг трава. Но эта монотонность компенсируется совершенно потрясающими видами на вершины Адыл-Су, которые и при разглядывание снизу производят незабываемое впечатление, а когда на них открывается панорамный вид — это вообще чума!

Наконец, добрались до теплых ночевок. Но так как солнце было еще высоко, то мы решили дойти до перевала и заночевать там. Кстати, вода на теплых ночевках была. Представляла из себя маленькое озерцо, которое еще пришлось поискать.

О встречах в горах. На ночевках стояли какие-то странные люди с детьми и с водкой. Нам они не понравились. А еще на встречу спускался мужчина с огромным рюкзаком, а с ним подросток 14ти лет. Люблю болтать со встречными на тропе. Мужик поведал нам, что пришли они из ущелья Курмычи, что трава там по пояс, что никогда он еще так не уставал за свой отпуск и что никогда больше туда не пойдет. Звучало настораживающе. И интригующе.

Теплые ночевки.

Двинули дальше. Тут начиналась каменистая часть тропы. Ближе к перевалу она затерялась среди валунов. Но виды стали совсем «ух», так что мы уже не маялись. К тому же солнце клонилось к горизонту и все вокруг было волшебно подсвечено теплыми вечерними лучами.

походы в Приэльбрусье
Под перевалом ВЦСПС.

Кульминацией этого дня стал, разумеется, выход на перевал. Обожаю этот эффект. Обычно до последних шагов не понятно, что же откроется твоим глазам. На этот раз это была Патагония. Вообще-то это были пики МНРы, с непривычного ракурса. Мы все были очень воодушевлены этим зрелищем. Сфотографировать так, чтобы передать впечатление у меня даже близко не получилось.

перевал ВЦСПС

Хотела быть немногословной, но уже не получается. Поэтому не могу не упомянуть еще об одной встрече. Снизу за нами увязалась собака. И шла с нами вплоть до самого перевала! Вела себя так, будто она наша. Носилась вокруг, тоже хотела пить, облаяла странных туристов на ночевках, еды по дороге не клянчила, только на перевале забеспокоилась, когда мы готовили ужин. И так как в этот день она была нашим товарищем, то вечернюю трапезу мы честно разделили на пятерых. Мы поставили две палатки, а собачка выбрала себе отдельную терраску и расположилась там. Наутро ее уже не было.

От перевала до вершины Курмычи всего 350м перепада, но мы все равно встали пораньше, потому что прогноз угорающее рисовал тучи и молнии на 3800 после 10 часов утра. Так как из описания не очень было понятно, какая тропа на вершину, то мы взяли с собой веревку и прочий стафф. Как оказалось, в отсутствие снега на вершину посто заходится пешком. Есть одно место, где в принципе можно повесить веревку, чтоб подняться или спуститься, но если хорошенько присмотреться, то рядом есть и обход. А вообще вершина Курмычи — это старые, разрушенные скалы и нагромождения камней. Идти не сложно, но местами есть куда улететь или камень словить.

Вид с вершины Курмычи.
Рассвет.
На гребне по пути к вершине Курмычи.

На вершине мы полюбовались видами и масштабами, и скорее стали спускаться вниз, так как на нас надвигались черные тучи. Ближе книзу пару раз даже громыхнуло, что заставило нас поторапливаться, потому что на перевале в грозу совсем не хотелось оказаться. Не сговариваясь, мы все же решили спускаться в сторону ущелья Курмычи, потому что спуск по крутой тропе не выглядел привлекательно, а пологий цирк между Курмычи и МНРами как бы манил к себе. Но мы, конечно, подозревали, что в той части, которая с перевала не просматривается, не все будет так уж гладко. Зато приключения. Но фотографий я почти уже не делала, так как мне было уже не до них))

Сначала мы убегали от грозы, потом не хотелось стоять на месте, так как на снегу было много свежих камней, которые могли прилететь как слева со стороны МНРов, так и справа со стороны Курмычей.

Справа на фото вершина Курмычи, посередине перевал ВЦСПС, справа Андырчи и подножье МНРов.
Вид на МНРы с ледника Курмычи западный.

Постепенно проход между грядами гор сужается и становится более крутым. Спускаясь вниз все время держишься левой стороны орфографически, и проходишь по камням прижимаясь к подножью МНРов, чтобы не идти по льду, он там крутоват. Затем выходишь на бараньи лбы. Первую часть обходишь справа, вылезая на лед. Тут пожалуй, самый неприятный момент, потому что еще правее нависает пик Авиации, а из него, как червь из Звездных Войн, выползает здоровый висячий ледник, который на жаре время от времени постреливает камнями и нужно успеть проскочить в тот промежуток, когда камни не сыпятся. Идешь, конечно, не прямо под камнями, но все же прилететь может.

Висячий ледник.

Успешно избежав обстрела с пика Авиации, вновь попадаешь на бараньи лбы, которые в каком-то месте стали достаточно крутыми, но все равно проходибельными. Где-то я даже призывала веревку повесить, но не стали заморачиваться и спокойно пробрались по полочкам. Зоркий глаз и обувь с вибрамом — вот в чем секрет!

На бараньих лбах.

Спустившись с пологих скал, вылизанных ледником, попадаешь уже в зону морен, долина расширяется и, наконец, можно расслабится и чувствовать себя в безопасности. Мы присели передохнуть и перекусить под большим осколком скалы, нависающим над тропой и образующим небольшую пещерку, в которой могут найти приют пара человек.

Здесь мы решили, что все сложности позади и теперь мы спокойно потопаем вниз, хоть и путь неблизкий. Из ущелья Курмычи выходишь выше Верхнего Баксана к «тиграм» — так между собой мы называем памятник первовосходителям на Эльбрус, высота там 1550м. Но не тут-то было. В это время года ущелье Курмычи испещрено малыми и большими ручьями, которые мы успешно преодолевали. В конце-концов подошли к месту, где основная часть ручьев сливается в один. Все говорило о том, что нужно во что бы то ни стало переправиться в этом месте, но река была слишком бурной и полноводной и мы почему-то решили, что можно оставаться на левом берегу.

Ущелье Курмычи осенью. Фото с цивилизованного берега) Трава пожухла так и не подумаешь, что летом она по пояс.

Продираясь сквозь заросли крапивы, которая умудрялась жалить сквозь гортекс, мы вспоминали мужика, который говорил, что больше никогда)) В высокой траве не видно, куда ставить ногу, а внизу толи земля, толи россыпь камней — не понятно. С тоской я смотрела на мирно пасущихся коров на противоположном берегу… Мы все еще не теряли надежды найти переправу, но все тщетно. Перед критическим сужением она-таки появилась, было понятно, что в другое время года перейти здесь не представляет проблем (позже я туда приходила, река была по щиколотку), но в тот момент лучше было не соваться.

Хорошей идеей было бы встать на ночевку и попытаться перейти реку утром, но мне нужно было обязательно спуститься вниз, поэтому мы поперлись вниз по нашему левому берегу, в надежде наткнуться на тропу, хотя тропа хорошо просматривалась на противоположном берегу. Вообще, ущелье Курмычи представляет из себя висячую долину, спрятанную за крутыми склонами, поросшими густым сосновым лесом с выходами достаточно больших скал. Если не знать, то с шоссе и не догадаешься, что там есть такое большое ущелье.

Тут фотографий я уже не делала, потому что вместо человеческих троп, мы шли по звериным, я все ждала, что сейчас мы выйдем толи на медведя, толи на стаю кабанов. Причем ущелье становилось все уже, а склоны все круче, а речка все более бурной и клокочущей. Уж не знаю, чем бы закончилось наше путешествие, если бы Альберт не разглядел где-то вдали два поваленных бревна, по которым казалось, что можно перебраться на другую сторону. К счастью, мы сумели до нах добраться. Переходить по бревнам было страшно. Только Альберт бегал по ним туда-сюда, как ни в чем ни бывало. Потом сказал, что в детстве они постоянно так делали. Кошмар. Лично я еле-еле переползла на попе, стараясь не смотреть вниз. Каким же было облегчением выйти на нормальную человеческую тропу! Она проходила метров на 20 выше нашего бревна. Дальше мы еще час или полтора шли вниз по тропе, на шоссе выползли уже в сумерках. Всего два дня, но таких длинных!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.